Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия

^ Глава 10. Исследование письма и чтения а) Подготовительные замечания
Исследование письма и чтения является разделом исследования высших корковых процессов, очень принципиальным для топической диагностики мозговых поражений.

Являясь особенной формой речевой деятельности, письмо и чтение Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия значительно отличаются от устной речи как по собственному генезу и психофизиологическому построению, так и по своим многофункциональным особенностям.

Если устная речь формируется на ранешних шагах развития малыша в процессе конкретного общения, то Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия письменная речь, как понятно, появляется существенно позднее и является результатом специального обучения. В отличие от устной речи, протекающей обычно довольно автоматически и без сознательного анализа ее звукового состава, письменная речь с самого начала Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия представляет собой произвольно организованную деятельность с сознательным анализом составляющих ее звуков.

Развернутый нрав этой деятельности сохраняется длительное время, и только на поздних шагах формирования письмо может перевоплотиться в непростой автоматический навык. В Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия особенности соответствующим и значительно отличающимся от устной речи является психофизиологическое строение письма и чтения2.

В подавляющем большинстве языков как письмо под диктовку, так и самостоятельная письменная речь начинаются с анализа того звукового Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия комплекса, который составляет произносимое слово. Этот звуковой комплекс дробится на составные части, при этом из. плавненько последующих вереницей звуков выделяются главные составляющие слово единицы — фонемы. В акустически обычных словах выделение фонем не представляет Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия собой сколько-либо сложного процесса. В акустически сложных словах, включающих безударные гласные, акустически модифицированные в связи со собственной позицией согласные и стечение согласных, этот процесс преобразуется в сложную деятельность, включающую Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия отвлечение от побочных акустических признаков звуков и выделение устойчивых звуковых единиц. Выделенные в итоге таковой работы фонемы должны быть размещены в известной последовательности и перешифрованы в надлежащие оптические структуры — графемы, которые Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия владеют своими зрительно-пространственными особенностями и уже на завершающем шаге должны быть опять перешифро ваны в систему двигательных актов.

Этот непростой процесс осуществляется при помощи комплекса средств, роль которых ясно приметно на исходных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия шагах формирования -письма, когда оно еще носит нрав развернутой неавтоматизированной деятельности. Только в предстоящем этот процесс свертывается и приобретает нрав того высокоавтоматизированного навыка, который отлично известен из наблюдений над письмом взрослого человека.

2 А Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия. Р. Л у ρ и я. Очерки психофизиологии письма. М., Изд-во АПН РСФСР, 1950.

Естественно, что для анализа звукового состава слова, который является начальным шагом всякого письма, нужен довольно сохранный фонематический слух. Но Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия ряд исследовательских работ исходных шагов формирования письма указывает, что существенную роль в уточнении звукового состава слова играет артикуляция, которая в развернутом виде участвует в письме деток первых лет обучения и заключается в проговаривании Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия слов, что составляет моторный компонент его звукового анализа. Как демонстрируют наблюдения над письмом тугоухих и косноязычных (Р. М. Боскис, 1953; Р. М. Боскис и Р. Е. Левина, 1936; Р. Е. Левина, 1940 и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия др.), как нарушение слуха, так и нарушение артикуляции ведет к тому, что выделение подходящих фонем, составляющее основное условие письма, существенно затрудняется. Подобные затруднения звукового анализа и, как следует, процесса письма на исходных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия шагах обучения обычного школьника можно вызвать, исключив роль артикуляции, к примеру предложив ребенку писать с открытым ртом. Как было показано специаль ным исследованием Л. К. Назаровой (1952), число ошибок в письме увеличивается при Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия всем этом в пару раз.

Существенную роль в письме играет сохранение подходящего порядка звуков, зачем нужен анализ того поочередного звукового комплекса, который представляет собой каждое слово, также торможение сильных компонент этого комплекса, если Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия они стоят не на первом месте. Сложность этого нейродинамического процесса отлично известна из бессчетных исследовательских работ, посвященных процессу выработки соответственных дифференцировок. Наблюдения демонстрируют, что этот процесс просто мучается при всяком ослаблении Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия активного торможения (М. С. Певзнер, 1960).

Не наименьшую сложность представляет собой и 2-ой шаг письма, связанный с перишифровкой выделенных звуковых частей (фонем) в оптические элементы (графемы) и с их двигательным выполнением. Понятно, кто любая Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия графема имеет свое зрительно-пространственное строение, для реализации которого нужен непростой пространственный анализ. Понятно, какие трудности в усвоении графем появляются при ослаблении зрительных дифференцировок и в особенности при тех недостатках пространственного Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия анализа, которые связаны с недостающим выделением правой и левой сторон. Факты «зеркального» письма, частота которых увеличивается при недостаточной латерализации (к примеру, на тех шагах, когда еще как бы нет выделения ведущей роли правой Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия руки, и в случаях левшества), общеизвестны.

Исследования демонстрируют, какой непростой путь делает двигательная организация письма на поочередных шагах обучения. Е. В. Гурьянов (1940), Н. С. Пантина (1954) проявили, что на ранешних шагах Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия обучения каждый графический элемент просит специального импульса, а на следующих шагах происходит известное обобщение частей двигательного навыка, их слияние в единую кинетическую мелодию, и объектом сознательного выполнения становятся уже не отдельные штришки каждой буковкы, а Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия написание целого слова либо время от времени даже целой недлинной фразы.

Все произнесенное подчеркивает сложность процесса письма как системного акта и позволяет полагать обилие форм нарушения процессов письма при Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия поражении разных отделов мозга, нужных для воплощения этого сложнейшего навыка.

Вкупе с тем оно позволяет сделать еще два вывода, имеющих огромное принципное значение. 1-ый из их связан с оценкой тех конфигураций в составе акта Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия письма, которые происходят на поочередных шагах его развития, 2-ой — с той глубочайшей неоднородностью, которой характеризуется строение письма в различных языковых системах.           

Мы указали на развернутый нрав средств, при помощи которых осуществляется Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия процесс письма на ранешних шагах его формирования. Но из изложенного было видно, что на следующих шагах формирования процесс письма протекает более свернуто и осуществляется, делая упор на совершенно другие средства. Довольно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия указать, что процесс артикуляции (проговаривания), игравший решающую роль на ранешних шагах обучения, практически не участвует в высокоавтоматизированном письме. Потому у человека, владеющего таким высокоавтоматизированным навыком, письмо может осуществляться и при исключенной артикуляции. Понятно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия также, что написание неких обычных слов, которое перевоплотился в высокоавтоматизированное действие (более броским примером может быть личная подпись), уже не просит никакого акустического анализа и осуществляется как непростой двигательный стереотип. Все это гласит Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия о том, что на различных шагах формирования письма его психофизиологический состав изменяется, и, как следует, роль разных кортикальных систем в осу ществлении этого акта не остается схожим.

2-ое существенное положение Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия относится к психофизиологическому строению процесса письма в различных языковых системах.

Все, что мы гласили до сего времени, относилось к системам языков, письмо которых имеет звуковой нрав. Но есть языки, пользующиеся не звуковым, а Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, к примеру, иероглифическим письмом, что делает принципное отличие той структуры психофизиологических процессов, при помощи которых оно осуществляется. Китайский язык пользуется письмом, вообщем исключающим необходимость фонематического анализа слова; в нем, как понятно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, условные знаки не записывают звуковой состав слова, а обозначают понятия. Потому просто осознать, что процесс звукового анализа и синтеза, составляющий базу фонетического письма, тут теряется, но существенно усложненным оказывается процесс зрительного (и символического) анализа иероглифов Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия.

Подобные (хотя и наименее ясные) различия имеют место и в отдельных европейских языках. Чисто звуковое письмо на российском, германском либо итальянском языках по своим механизмам значительно отличается от письма на Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия французском либо британском языке, в каком в еще большей степени представлены составляющие не фонетического, а условного написания.

Совсем естественно, что различный состав тех средств, на которые опирается письмо на различных языках Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, принуждает полагать и различную кортикальную компанию осуществляющих его процессов. Тем анализ различных устройств процесса письма нужен и для осознания тех его изъянов, которые взоникают при разных очаговых поражениях мозговой коры (А. Р Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия. Лурия, 1947, 1950).

Настолько же сложным нравом отличается и другой процесс, который мы будем рассматривать сразу с письмом — процесс чтения. На исходных ступенях обучения процесс чтения носит настолько развернутый нрав, что вся его сложность выступает с полной Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия отчетливостью.

Процесс чтения в языках с фонетической письменностью начинается с восприятия буковкы и анализа ее условного звукового значения. За этим следует более непростой процесс, вызывающий более ясные трудности при обучении, — процесс слияния Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звуко-букв в слоги. Трудность этого процесса заключается в том, что раздельные фонемы должны утратить свое изолированное значение, одни их признаки должны пропасть, другие — поменяться под воздействием позиционного звучания фонемы Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия («т» перед «и» звучит совсем по другому, чем перед «о»). Только в итоге таковой переработки звуки могут слиться в единый слог. Если такая перешифровка изолированных звуко-букв в целые слоги изготовлена, 2-ой шаг — их Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия объединение в целые слова —уже не представляет принципных проблем. Предстоящее развитие процесса чтения состоит в его поочередной автоматизации, в течение которой развернутый цикл операций, направленных на анализ и синтез отдельных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звуко-букв, равномерно свертывается и в итоге превра щается в то конкретное «узнавание слов в лицо», которым характеризуется отлично развитый акт чтения и который присваивает ему видимую простоту.

Чуть ли не более значимая Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия для процесса чтения черта, которая выступает в нем существенно более много, чем в процессе письма, заключается в том, что психофизиологический состав акта чтения коренным образом меняется по мере его развития Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и автоматизации.

Если на первых шагах обучения решающую роль в процессе чтения играет звуко-буквенный анализ и слияние выделенных значений букв в единый слог (со всем тем сложным нравом перешифровок значения отдельных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия графем, о которых мы уже упоминали выше), то на последующих шагах навык чтения преобразуется в зрительное узнавание слов, уже не непременно включающее звуко-буквенный анализ и синтез. Это чтение приближается по собственному составу Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия к акту, близкому к схватыванию значения идеограмм, сохраняя, но, возможность развернуться до полного звуко-буквенного анализа в случае необходимости. Потому то, что мы произнесли о меняющемся составе динамической мозаики корковых зон, которая Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия на различных шагах производит процесс письма, с еще огромным основанием относится к чтению. Можно утверждать, что узнавание таких отлично упроченных знаков, как СССР, РСФСР, и таких слов, как «Москва», «Правда», психологически протекает совсем Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия по другому, чем подлинное чтение таких слов, как «кораблестроение» ;, «картелизация» и т. п.

Снова следует упомянуть и то, что чтение на различных языках может быть выстроено на базе разных психофизиологических процессов. Узнавание Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия китайских иероглифов представляет собой процесс по собственному составу совсем другой, чем процесс чтения текста, написанного на языке, использующем звуковую транскрипцию.

Существует, но, еще одна особенность процесса чтения, которую нельзя упускать из виду Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия. В противоположность письму, которое делает путь «от мысли к слову», чтение делает оборотный путь — «от слова к мысли». Оно начинается с анализа уже готового, написанного слова, которое после всех вышеперечисленных ступеней преобразуется в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия значение обозначенного им предмета либо деяния, а в случае чтения целого текста —· в сформулированную в нем идея.

Но этот процесс «превращения слова в мысль» далековато не всегда носит таковой идущий в одном Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия направлении нрав. Обычно он является двухсторонним (афферентно-эфферентным) процессом. Читающий схватывает значение какого-нибудь комплекса букв, а время от времени слова либо группы слов, которые вызывают у него определенную систему связей, становящуюся Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия подобием догадки. Эта «гипотеза» делает известную установку либо «апперцепцию» и делает предстоящее чтение активным процессом, в каком поиски ожидаемого значения и анализ совпадений либо несовпадений с ожидаемой догадкой начинают составлять чуть Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия ли не основное содержание всей деятельности читающего. В обычных критериях этот процесс сличения ожидаемого значения со значением, реально выраженным в слове (либо тексте), протекает стремительно и пластично, а догадка, не Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия соответственная реальному значению слова, здесь же тормозится и корригируется. Но в тех случаях, когда предложенное слово вызывает очень крепкий стереотип либо когда процесс торможения появившихся связей ослаблен, корректировка появившейся догадки может выпадать. Понятно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, что вывешенную в читальне надпись «Просят не разгоривать!» подавляющее большая часть людей прочтет «Просят не говорить!», не заметив допущенной ошибки. Отлично понятно, что большая часть «очиток» выстроено на таковой же базе. В ближайшее время Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия эти особенности чтения были исследованы 3. И. Ходжавой (1957).

Неполноценность тех коррекций, которые безизбежно входят в состав процесса чтения, может появляться, но, и при других критериях. Как было установлено рядом особых исследовательских Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия работ, исходные этапы формирования чтения совсем не следует рассматривать как обычный процесс звуко-буквенного анализа и синтеза. Уже схватывание первого комплекса букв, обычно, вызывает у малыша очень активные «догадки», которые еще более укрепляются, если Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия слово иллюстрируется какой-либо картинкой. В силу этого появляется то «угадывающее чтение», которое при беспомощности тормозных процессов во время выполнения этой сложной деятельности становится преобладающим и составляет целый период в формировании Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия способностей чтения у малыша (Т. Г. Егоров, 1953 и др.). Этот «угадывающий» нрав чтения нередко оказывается труднопреодолимым при всяком ослаблении тормозных процессов, возникающем при патологических состояниях мозга и при утомлении; преодоление его составляет основную Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия трудность при обучении чтению детей-олигофренов возбудимого типа (М. С. Певзнер, 1960).

Эта особенность процесса чтения представляет собой важную сторону его свойства. Изучая нарушения чтения при патологических состояниях мозга, мы не должны Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия забывать, что в этом процессе безизбежно выступают общие черты модифицированной нейродинамики хворого.

Все, что мы считали нужным отметить, указывает, что письмо и чтение являются сложными по собственному составу многофункциональными системами Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, которые могут нарушаться по-разному при выпадении отдельных входящих в их состав компонент и, как следует, при очаговых поражениях мозга различной локализации. Оно указывает, дальше, как неодинаковым является психофизиологический состав этих актов на поочередных шагах Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия развития и в различных языковых системах, что нужно учесть при исследовании. В конце концов, оно указывает, какие сложные динамические процессы лежат в базе письма и в особенности чтения и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия как, исследуя протекание этих процессов, мы безизбежно должны выходить за границы исследования личных технических средств и рассматривать их в свете общих нейродинамических особенностей.

Просто созидать, что исследование нрава нарушений процессов письма и чтения может Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия быть применено, как один из более существенных признаков локальных поражений коры мозга.
^ б) Исследование звукового анализа и синтеза слов
Исследованию процессов письма должно предшествовать исследование того, в каком состоянии находится у Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия испытуемого процесс анализа и синтеза звуков, без которого письмо является неосуществимым. Это исследование должно установить, сохранена ли у испытуемого способность расчленять непрерывный звуковой поток устной речи на части, абстрагироваться от побочных, несигнальных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звуковых признаков, выделять устойчивые фонемы, сохранять последовательность этих фонем и, в конце концов, сливать их в синтетические фонематические группы.

Ранее, разбирая вопросы импрессивной речи (III, 8, б), мы обрисовали опыты, направленные на анализ особенностей фонематического Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия слуха. Опыты, к которым мы обратимся, продолжают это исследование с тем только различием, что сейчас предметом исследования становится смысл целого слова, способность проводить довольно сложные операции над элементами его звукового состава.

Опыты Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, посвященные исследованию звукового анализа и синтеза, очень ординарны и распадаются на несколько групп.

Нездоровому устно предъявляют определенное (фонетически обычное, а потом и поболее сложное) слово и предлагают сказать, из какого Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия числа звуков (букв) оно состоит (сколько букв в слове «дом», в слове «кот», в слове «стол», в слове «Москва»).

Особое внимание обращается на то, в какой мере нездоровой может выделять не только лишь согласные Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, да и гласные звуки (произнесение которых связано с наименьшим количеством кинестетических сигналов от языка, неба и губ) и как он совладевает с выделением звуков из сложного комплекса (к примеру, при стечении согласных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия)

Чтоб установить, как просто нездоровой может выполнить эту задачку и какие средства он употребляет для звукового анализа, изучающий пристально следит за тем, производит ли нездоровой требуемый анализ сходу, «в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия уме» либо «развернуто», методом проговаривания слова и артикуляторного «прощупывания» его частей

Для того чтоб поточнее проследить роль артикуляции в звуковом анализе, нездоровому предлагают выполнить то же действие при исключении артикуляции, к примеру, обозначить число букв Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, входящих в слово, за ранее зажав язык меж зубами либо закрыв рот.

Тонкие нарушения устройств слухового анализа, делающие нужным воззвание к помощи артикуляции даже в самых обычных случаях, обнаруживаются при этой Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия пробе довольно ясно1.

После пробы на анализ количества звуков в слове следует исследование выделения отдельных звуков из слова. Для этой цели нездоровому предлагают сказать, какой звук (буковка) 2-ой в слове «дом», 3-ий в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия слове «мост» и τ д. Поначалу ему предлага-гают обыкновенные по звуковому составу слова, потом — слова со стечением согласных, в конце концов, слова с безударными гласными либо с тяжело выделяемыми согласными (к примеру Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, «солнце»). Как и в первой пробе, изучающий прослеживает, при помощи каких средств нездоровой делает подходящую задачку и как в ней участвует арти-куляторный анализ.

Для затруднения решения та же проба проводится при исключении Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия артикуляции; для ее облегчения предъявляемое слово произносится верно, с раздельным произнесением каждого входящего в его состав звука

Правильные ответы о числе звуков, содержащихся в слове, при затруднении высококачественного анализа указывают Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия на недостатки слухо-артикуляторного проигрывания звука.

Специальной формой исследования звукового анализа и синтеза является исследование позиции звука в слове.

Для этой цели нездоровому предлагается сказать, какой звук (буковка) в слове «стол» стоит после «о Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия» либо перед «т» либо какая буковка в слове «Москва» стоит перед «к» либо после «с» и т. д. Эта задачка, требующая не только лишь выделения звука из целого слова, да и сохранной Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия оценки положения звуков по отношению друг к другу, является принципиальной предпосылкой для процесса письма и может значительно нарушаться при всяком недостатке «обозрения» звуковой структуры слова и той поочередной схемы звуков, из которых Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия оно состоит

Естественно, что эта проба допустима только при условии сохранности у хворого понятий «перед» и «после» и, как следует, не применима в случаях семантической афазии, где эти понятия оказываются нарушенными Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия.

1 Естественно, что оценка данного симптома может иметь место только при исследовании нездоровых с отлично упроченным навыком письма.

Последняя проба ориентирована на исследование звукового синтеза слога либо слова и имеет огромное значение для анализа Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия критерий, нужных как для письма, так в особенности и для чтения.

При этой пробе произносят по буковкам целый слог либо слово (к примеру т-р-о либо к-о-т, либо Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия с-т-о-л) и предлагают сказать, какой слог либо слово эти звуки составляют. Для того чтоб избежать непосредствнного акустического слияния этих звуков и установить возможность их сложного вторичного синтеза, эти звуки при предоставлении Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия делят каким-либо промежным словом. Задачка предлагается испытуемому в таковой форме: «Какое слово я скажу. К, позже О, позже Τ либо: С, позже Г, позже О, позже Л?»

Для анализа возникающих Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия проблем эта проба, как и прошлые, может проводиться в критериях включения либо выключения артикуляций (приговаривания) испытуемого; для облегчения выполнения этой пробы в отдельных случаях может быть применено внимательное рассматривание губ исследующего, произносящих данное слово.

Нарушение Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звукового анализа и синтеза появляется при разных по локализации поражениях левого полушария; но, как это мы лицезрели при анализе патологии других многофункциональных систем, нрав нарушений всякий раз может быть Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия разным.

Поражение височных отделов коры левого полушария, вызывающее нарушение акустико-гностических процессов (II, 2, г), безизбежно приводит к затруднению звукового анализа и синтеза. В более томных случаях нездоровые оказываются даже не в состоянии усвоить предложенные им Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия задачки и приступить к выделению звуков из звукового комплекса. Слова воспринимаются ими как нечленораздельные шумы, из которых только время от времени выделяется какой-либо обычно более акустически (либо артикуляторно) сильный Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия кусок. Потому нездоровой не может ни сказать, из скольких звуков (букв) состоит данное слово, ни тем паче обозначить эти отдельные звуки и проанализировать их обоюдные дела.

В наименее резко выраженных случаях Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия поражения левой височной толики картина может значительно изменяться, но нездоровой, относительно просто схватывающий отдельные слова и понимающий их значение, продолжает испытывать приметные затруднения при анализе их звукового состава. Эти затруднения могут выражаться в том Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, что, просто выполняя задачку выделения отдельных звуков в акустически обычных словах, нездоровой начинает испытывать затруднения при звуковом анализе слов, включающих безударные гласные либо стечение согласных. В этих случаях он постоянно обращается к помощи Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия артикуляции, кропотливо проговаривая слова и делая упор в пересчете звуков не столько на слуховые, сколько на кинестетические сигналы; но и эта помощь нередко оказывается недостаточной, и пропуск звуков с недостаточно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия точной артикуляцией длится. Еще огромные трудности появляются при высококачественном анализе звуков, при котором к описанным трудностям добавляются трудности различения близких фонем и оценки позиции звуков в слове. В последнем случае нездоровой, принужд енный иметь Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия дело не с изолированным звуком, а с целым комплексом, который он должен проанализировать, испытывает в особенности огромные затруднения, упуская то одну, то другую его составную часть. Он просто теряет Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия правильную последовательность звуков, оказываясь, таким макаром, не в состоянии решить задачку даже при опоре на артикуляцию. Исключение сопровождающей артикуляции, естественно, на сто процентов нарушает возможность выполнения данной пробы.

Настолько же значимые затруднения испытывают Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия нездоровые этой группы при пробах на акустический синтез слова. Возможность удержать серию звуков оказывается так ограниченной, а их следы так некрепкими, что в большинстве случаев такие нездоровые или отрешаются от выполнения подобного задания Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, или задерживают только один кусок из предъявляемой структуры и «угадывают» то слово, частью которого этот кусок может быть.

Все подобные нарушения свойственны для тех случаев, при которых в патологический процесс Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия вовлекаются образования височных отделов речевой зоны мозговой коры. Поражения средних и нижних отделов височной коры левого полушария, так же как и поражения полюса височной области, могут не приводить к описанным выше нарушениям.

Другой нрав Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия носят недостатки звукового анализа и синтеза при поражениях задних отделов левой сензомоторной области, сопровождающихся нарушением кинестетической базы речевого акта (II, 4, г). В этих случаях нарушенным звеном является артикуляция, участвующая в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия анализе речевых звуков, и потому выполнение предложенных проб становится затрудненным по другим причинам.

Как указывает опыт, анализ количества звуков, входящих в состав слова, протекает в этих случаях легче, чем в случаях акустико-гно-стических расстройств Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия (исключение представляет только выделение слабо артикулируемых звуков — безударных гласных и частей, входящих в комплекс согласных). Но приметные трудности представляет тут высококачественный анализ звуков, составляющих слово. Пытаясь уточнить эти звуки, нездоровой Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия или пропускает звуки и выделяет только более артикуляторно сильные составляющие звукового комплекса, или же дает их неверную артикуляцию и соответственно неверно квалифицирует звуковые составляющие слова. Такие детально разобранные выше (II, 4, г; III Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, 8, б) ошибки, как квалификация звука «н» как «л» либо «д», а звука «б» как «м» и т. д., являются обычными ошибками, указывающими на недостаток артикуляторного анализа звуков. Естественно потому, что нездоровые этой группы, не Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия получающие подходящей помощи от артикуляторного анализа звуков речи, обраща ются к анализу орального вида (глядя на лицо говорящего либо прослеживая движения собственных губ в зеркале), потому что эти методы помогают при Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия выполнении задачки. Описанные недостатки препятствуют такому нездоровому выполнить задачку на оценку позиции места звука в слове и на синтез слова из отдельных звуков. В последней задачке подмена артикулем на близкие может привести Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия к неверным оценкам (оценка букв с-т-о-н как «стол» и т. п.).

В особенности выраженную форму воспринимает нарушение звукового анализа и синтеза в случаях поражения нижних отделов премоторной зоны левого полушария Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и возникающей при их «эфферентной» (кинетической) моторной афазии. При более томных формах такового поражения анализ звукового состава слова затруднен вследствие нарушения динамических стереотипов меняющихся звуков, которые составляют слово, и в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия связи с патологической инертностью нервных процессов в двигательном анализаторе, на которую мы уже указывали выше (II, 4, е). Конкретно в силу этих изъянов нездоровые нередко не могут выделить, а тем паче артикулировать серию звуков, входящих Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия в состав слова (особую трудность составляет тут выделение гласных звуков), и обнаруживают в особенности значимые затруднения при анализе порядка звуков, составляющих слово. Потому при этой форме нарушений в особенности Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия нередко встречаются ошибки, состоящие в том, что подходящий порядок звуков в слове либо слоге нарушается и на 1-ый план выступает более артикулярно сильный компоне нт комплекса. Эти ошибки заключаются в том, что, к примеру, в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия слове «луч» звук «ч» выделяется как «первый» и т. п.

Нарушение анализа последовательности звуков, выражающееся в невозможности найти, какой звук идет после либо до данного, может ясно выступать даже при Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия относительно стертых формах эфферентной моторной афазии; конкретно в силу этих обстоятельств синтез слова из отдельных звуков оказывается значительно нарушенным. Случаи, когда «к-о-т» оценивается как «кто» либо «ток», представляются достаточно обычными.

Близкие к Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия этим нарушения звукового анализа слов встречаются при поражении лобных и лобно-височных отделов левого полушария. Нестойкость звуковых следов смешивается с нарушениями их поочередной, серийной организации. Тяжелейщие ошибки в оценке Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия позиции звука в слове и синтеза звуков в целое слово могут принимать в этих случаях в особенности выраженный нрав. Часто они дополняются импульсивными гипотезами означении поочередно предъявляемых серий звуков. В базе этой импульсивности лежит ослабление Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия тормозных процессов и недостающий контроль результата собственного деяния. Эти данные были приведены нами выше при разборе нарушений, наступающих при патологии лобных систем (II, 5, г).

При оценке результатов, получаемых в опытах Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия со звуковым анализом и синтезом, необходимо отметить возможность значимых изъянов, возникающих при полной сохранности как слуха, так и артикуляции хворого. К таким случаям относятся нарушения в позиционном анализе и в особенности в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия синтезе отдельных звуков, наступающие у нездоровых с поражением нижнетеменных (либо теменно-височно-затылочных) отделов левого полушария. Нарушения симультанных синтезов, возникающие при этих поражениях, могут приводить к тому, что акт «обозрения» всей системы предъявляемых звуков Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия становится недоступным. Потому нездоровой, не проявляющий никаких изъянов фонематического слуха и артикуляции, может найти приметные трудности в оценке положения звуков в целом слове либо в том, чтоб уложить поочередную Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия серию звуков в единую сразу воспринимаемую структуру. Нарушения, проявляющиеся в этих случаях, носят, но, другой нрав и появляются в другом синдроме.
^ в) Исследование письма
Исследование письма включает в собственный состав серию проб, направленных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия на анализ состояния разных частей и «уровней» письма. Оно конкретно следует за исследованием звукового анализа л синтеза слов, начинается с письма букв, слогов и слов и кончается исследованием сложных форм письменной речи.

Исследование Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия письма начинается со списывания букв и слов, визуально предъявляемых испытуемому.

Эта серия проб имеет в особенности огромное значение при исследовании оптико-гностических и двигательных расстройств и дает принципиальные результаты в случаях, где на Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия 1-ый план выступает понижение активности хворого и эхопраксичный нрав его действий. Эти пробы ставят собственной задачей установить, как верно нездоровой принимает буковку, улавливает ли он значительные (сигнальные) элементы слов Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, не подменяет ли он подлинное списывание буковкы ее рабским копированием, и не испытывает ли затруднений в двигательной технике письма.

Для этих целей нездоровому предлагают списывать буковкы (либо слоги, слова) письменного и печатного, обыденного Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и стилизованного шрифта. При исследовании возможности визуально воспринять и двигательно воспроизвести надлежащие знаки допускается списывание с приятного эталона. Для проверки прочности тех следов, которые оставляет предъявленный эталон, употребляется прием «зрительного диктанта Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия», при котором слово демонстрируют только на некий срок (3—5 секунд), и нездоровой должен воспроизводить его по следам.

Анализируя данные, получаемые при помощи этой пробы, изучающий должен учитывать, как просто нездоровой делает данную ему задачку Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, не подменяет ли он списывание обычным срисовыванием буковкы, при котором печатный шрифт не перешиф-ровывается на письменный, а копируется и при котором несущественные детали стилизованного шрифта воспроизводятся с той же тщательностью, что и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия его значительные элементы. Специального внимания заслуживают признаки пространственного извращения букв, при котором их элементы изображаются без подходящей связи вместе либо зеркально. Эти признаки зрительно-пространственной аграфии (II, 3, е) должны учитываться с той Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия же тщательностью, как и признаки нарушения двигательной плавности списывания либо проявляющиеся при всем этом излишние штришки и двигательные персеверации, указывающие на нарушение подвижности нервных процессов в двигательной сфере (II, 4, г, д).

Для проверки Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия того, в какой степени у хворого 'Сохранились тонкие движения, входящие в состав письма, ему предлагают написать какое-нибудь слово, издавна преобразовавшееся в двигательный стереотип, к примеру свою подпись. При Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия этой пробе внимание исследователя направляется на то, сохранена ли у хворого возможность делать сложные кинетические мелодии либо же двигательные способности письма замещаются изолированным вычерчиванием отдельных букв с признаками персевераций, обычных для поражений премоторной Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия зоны коры.

Если все эти недостатки отсутствуют и как обычное списывание, так и обычное письмо не нарушены, предстоящее исследование письма может протекать в обыкновенном плане. Если же оказывается нарушенной техника написания буковкы, предстоящее исследование Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия более сложных форм письма должно принимать особые формы, к примеру, выкладывания слов из разрезной азбуки, при котором главные задачки нахождения подходящих букв и их синтеза остаются, но трудности, возникающие при записи букв Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, устраняются.

Первой пробой подлинного письма является письмо букв под диктовку. Нездоровому диктуют отдельные звуки, которые он должен записывать в виде букв. Это исследование может проводиться в разных критериях, начиная от диктовки Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия точных фонем, кончая диктовкой недостаточно ясно произнесенных звуков, при которой нездоровой должен перешифровать услышанный звук в известную фонему; затруднение в этой перешифровке показывает на недостатки слухового либо слухо-артикуляторного анализа и синтеза.

В Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия пробах на письмо букв под диктовку изучающий должен исключать зрительный образ произносимого звука.

Внимание исследующего должно быть ориентировано как на нрав процесса письма букв (нездоровой может выполнить эту задачку Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия сходу, конкретно, либо продолжительно находить подходящий символ, включая проговаривание), так и на встречающиеся при всем этом трудности и ошибки. Затруднение в нахождении вида подходящей графемы, неверное изображение ее частей молвят о нарушениях зрительно-пространственных синтезов Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, встречающихся при поражении височно-затылочных либо затылочно-теменных отделов коры, и является симптомом оптической аграфии либо конструктив-но-пространственых синтезов (II, 3, д).

Следует, в конце концов, уделять свое внимание на те Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия случаи, когда при диктовке отдельных звуков (к примеру, «т», «н») нездоровой начинает писать их как «те», «не» и т. д., не выделяя со всей отчетливостью нужные фонемы и присоединяя к ним Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия тот «призвук», который имеется в произносимом слове. Эти признаки слов могут указывать на недостаток точного слухового анализа звуков речи.

Прямо за этим следует проба письма слогов и слов под диктовку. Нездоровому Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия диктуют обыкновенные открытые и закрытые слоги («па», «ба», «от», «ан»), слоги со стечением согласных («кто», «пра», «сти»), обыкновенные и фонетические сложные слова (типа «кот», «ночь» либо «портной», «Псков», «кораблекрушение») либо, в конце концов, сложные и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия незнакомые слова (типа «астролябия», «экзофтальм») и предлагают записать эти слоги и слова.

Различие меж первой и 2-ой частью опыта состоит в том, что если в первом случае предлагаются глупые звукосочетания, анализ которых Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия носит чисто cлуховой (либо слухо-артикуляторный) нрав, то при диктовке слов на помощь "приходят следы зрительного вида написанного слова, а время от времени и ряд упроченных энграмм, сохранившихся из Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия прежнего опыта хворого. 2-ая особенность процесса записи осмысленных слов состоит в том, что нездоровой легче может сохранить их в памяти и может неоднократно ворачиваться к ним для их звукового анализа, что в случае письма глупых Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звукосочетаний оказывается существенно сложнее. Потому если в обеих пробах просто обнаруживаются недостатки слухового анализа и синтеза, то при письме глупых звукосочетаний они выступают в существенно более незапятанной форме.

Как и в прошлых Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия пробах, изучающий может разнообразить условия, при которых делается запись диктуемых слов, позволяя нездоровому артикулировать предлагаемые слоги и слова либо же исключая артикуляцию. В качестве критерий, облегчающих запись слогов либо Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия слов, можно позволять испытуемому опираться на оральный образ произносимого звука, следя лицо исследующего либо рассматривая свои губки в зеркало.

Для исследования процессов, специфичных для письма слогов и слов, связанных с выделением звуков из сложных комплексов Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и сохранением их порядка, можно, как уже было сказано выше, использовать прием складывания слогов и слов из разрезной азбуки. В этих случаях трудности, связанные с нахождением графемы и ее написанием, снимаются, и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия процессы анализа и синтеза звукового комплекса выступают в более чистом виде.

При этих пробах изучающий уделяет свое внимание как на нрав процесса письма под диктовку (конкретное выполнение пробы либо Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия включение подготовительного проговаривания и постепенное уточнение звукового состава слога либо слова), так и на особенности самой записи. Огромное значение для оценки результатов имеют как ошибки в звуковом составе слова (пропуски либо подмены букв), так и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия конфигурации в последовательности букв, составляющих слово, которые время от времени в особенности ясно выступают в опытах с письмом слов под диктовку Особое значение имеют признаки повторения отдельных букв либо слогов Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, также наличие излишних штрихов, которые в особенности нередко появляются при записи таких букв, как и, ш либо л, т, состоящих из нескольких схожих частей Если 1-ая группа симптомов показывает на известные Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия затруднения слухо-артикуляторного анализа и синтеза, го 2-ая группа нарушений является признаком патологической инертности в централь-пых отделах двигательного анализатора.

За пробами с письмом слогов и слов следуют пробы с письмом серий слов и фраз Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия под диктовку.

Эта серия проб подобна опытам, направленным на повторение серии слов либо предложений, которая была описана выше (III, 9, в). Существенное отличие заключается только в том, что в данном случае процесс происходит Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия в критериях более сложной перешифровки устной речи на письменную и при дополнительных трудностях, возникающих в связи с техникой написания.

Эти усложненные условия могут просто вызвать утрату требуемого аннотацией сохранения последовательности слов и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия явления персеверации, которые часто наступают при распаде крепкой серии следов и которые мы уже разбирали выше Потому недостатки, которые в особенности ясно появляются при лобных и лобно-височных поражениях (II, 5, г—е Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия), могут выступать тут в в особенности ясных формах.

Последняя группа проб этой серии имеет собственной задачей исследование письменной речи хворого в своем смысле этого слова

Для этой цели нездоровому предлагается письменно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия именовать какой-либо предмет, письменно ответить на предложенный вопрос либо письменно выложить какое-либо содержание

Эти пробы в значимой мере подобны тем приемам исследования номинативной и развернутой повествовательной речи, которые мы уже излагали выше Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия (III, 8, г и д) Они подразумевают не только лишь сохранение акустического анализа и синтеза слов, да и сохранение намерения, которое определяет избирательный нрав формулируемого в письме содержания Отличие от изложенных выше Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия процессов pai-вернутой повествовательной речи заключается только в том, что все процессы идут тут в плане специально построенных операций, протекающих вне обыкновенной ситуации общения, и усложнены необходимостью продолжительно задерживать загаданое намерение и перешифровывать внутреннюю Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия речь в систему письменных символов.

Эта серия проб, представляющих особенный энтузиазм для исследования активных форм речи, выходит за границы исследования письма, составляя предмет специального исследования сложных форм развернутой речевой Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия деятельности.

Выше, разбирая синдромы, возникающие при разных очаговых поражениях коры мозга, мы уже останавливались на отдельных формах нарушения письма. Это дает нам возможность вернуться к этой симптоматике в коротком виде и дать только Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия сравнительное сравнение тех изъянов письма, которые охарактеризовывают разные по топике поражения.

Поражения левой височной области, сопровождающиеся нарушением фонематического слуха и сензорной афазией, приводят к выраженным и типичным нарушениям письма, которые мы уже обрисовывали выше Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия (II, 2, г). При вполне сохранном списывании (которое в этих случаях не носит нрава рабского копирования текста) и при достаточной сохранности отлично упроченных двигательных стереотипов (к примеру, подписи) такие нездоровые обнаруживают Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия грубые нарушения письма под диктовку и самостоятельного письма. Часто они не в состоянии написать даже отдельные диктуемые им буковкы и беспомощно пробуют квалифицировать услышанный звук. Еще огромные трудности возникают у их Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия при попытке написать (Слоги, в особенности имеющие сложное акустическое строение. В этих случаях всякая попытка выделить составляющие слог звуковые элементы обычно оказывается бесплодной, и те неидеальные артикуляции, к которым прибегает нездоровой, оказывают только малозначительную Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия помощь.

Подобные нарушения появляются и в написании слов. Исключительно в проигрывании отлично упроченных слов нездоровой может добиться некого фуррора, который, но, в большинстве случаев исчерпывается проигрыванием фрагментов подлежащего написанию слова Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия. Попытка написать несколько наименее упроченное слово на основании его звукового анализа кончается обычно неудачей. Такие признаки, как пропуск звуков, смешение звуков, близких (а время от времени и довольно дальних) по своим фонетическим свойствам, невозможность Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия выделить отдельные звуки из стечения согласных, перестановки звуков и т. д., делают картину нарушения письма, типичную для хворого с височной (акустической) афазией, картину, которую тяжело смешать с другими нарушениями письма.

Естественно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, что письмо серий слов и фраз оказывается в этих случаях совсем труднодоступным. При попытках выполнить эту задачку вместе с грубыми нарушениями письма описанного типа можно отметить только отдельные куски сохранных слов либо Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия вербальные парафазии, дополняющие общую картину. Рис. 29 дает пример нарушения письма такового типа, которое может быть возмещено только при продолжительном восстановительном обучении, опирающемся на зрительный анализ соответственных артикуляций.

Другие формы принимают нарушения Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия письма при поражениях, влияющих на кинестетическую базу речевого акта и вызывающих явления «афферентной» (кинестетической) моторной афазии (II, I, 4, г). Как мы уже указывали выше, в этих случаях даже написание отдельных букв нередко оказывается затрудненным Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия. Нездоровой, проявляющий значимые недостатки артикуляции, не может с помощью их уточнить звуки, входящие в состав слова. Начиная пробы проговаривания звуков, он часто производит диффузные, неверные артикуляции, еще более затрудняющие процесс письма. Потому как Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия случаи отказа написать произносимый исследующим звук либо выделить звуки, составляющие слово, так и артикуляторные подмены (написание «д» заместо «н» либо «л», «м» заместо «б» и т. д.) являются симптомом Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, по которому можно уверенно гласить о нарушении кинестетической базы акта письма и использовать эти недостатки для соответственного топического анализа.

Типично, что главные трудности в письме хворого с афферентной моторной афазией, обычно, появляются в квалификации подлежащего Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия написанию звука. Потому такие явления, как перестановка букв в слове, не являются для нездоровых этой группы настолько обычными, как для нездоровых с височной либо эфферентной моторной афазией. Типично, что Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия опора на оральный образ (получаемая, к примеру, при письме под зрительным контролем артикуляций при помощи зеркала) может значительно посодействовать компенсации недостатка, часто вполне меняя строение письма. На рис. 58 и 59 мы привели примеры, характеризующие эту форму Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия нарушений письма.

Ясные недостатки письма могут иметь место и при относительно наименее выраженных формах схожих нарушений; отличие состоит в том, что грубые кинестетические дифференцировки (к примеру, осуществляющиеся при развернутом проговаривании Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия) могут оставаться сохранными, в то время как дифференцировки, опирающиеся только на следы кинестетических импульсов, имеющиеся при неразговорчивом письме, являются дефектными. Вот почему, как мы указывали выше (см. рис. 60), при исключении наружных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия артикуляций письмо в этих случаях может практически на сто процентов распадаться.

Существенно отличающиеся недостатки письма появляются в случаях «эфферентной» (кинетической) моторной афазии, возникающей при поражении нижних отделов премоторной зоны левого полушария. Как было описано Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия выше (II, 4, е), более соответствующими в этих случаях являются не столько затруднения в нахождении подходящей буковкы (при сохранности слухового и кинестетического анализа звука это не представляет огромных проблем), сколько недостатки переключения с Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия одной артикуляции на другую, нарушение плавных «кинетических мелодий» и выраженные явления застойности в двигательном анализаторе. Те же недостатки со всей отчетливостью выявляются и в письме, при котором нездоровой может писать Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия раздельно диктуемые буковкы, но не может написать сложного слога либо слова, теряя порядок подходящих букв и заменяя подходящую серию букв персеверациями, что является обычным для данных форм нарушений. Примеры, которые мы привели Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия выше на рис. 68, иллюстрируют этот вид изъянов письма с достаточной отчетливостью.

Нарушения письма, возникающие при поражениях затылочных, также затылочно-височных и затылочно-теменных отделов левого полушария, имеют на сто процентов другой нрав.

Как уже было Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия сказано (II, 3, д), сохранность слуховой и артикуля-торной базы письма позволяет этим нездоровым довольно просто производить звуковой анализ и синтез слова; подлинные трудности встречаются тут в ином звене—-при перешифровке Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия отысканной системы фонем в графемы.

В одних случаях (по неким данным, при преимущественной локализации процесса в затылочно-височных отделах левого полушария) нездоровой, точно понимающий, какой звук он должен записать, не может отыскать Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия подобающую этому звуку графему; система зрительно-слуховых связей оказывается так нестойкой, что часто в том подобии графемы, которую нездоровой пробует изобразить, нельзя отыскать и отдаленного сходства с подходящей буковкой. Эти случаи Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия «оптической аграфии», описанной О. П. Кауфман (1947), встречаются, но, достаточно изредка. Существенно почаще встречаются случаи, когда вследствие отдельных зрительно-пространственных нарушений пробы написать подходящую буковку вызывают приметные затруднения. Отдельные входящие в состав буковкы элементы Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия изображаются в неадекватных пространственных соотношениях, буковкы пишутся зеркально и т. д. Естественно, что данные недостатки видны как при списывании, так и при письме под диктовку, что может служить дополнительным опорным признаком для Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия топической диагностики поражения. На рис. 50 мы уже приводили примеры схожих нарушений.

Нам осталось коротко охарактеризовать нарушения письма, встречающиеся при поражениях лобных отделов мозга.

Эти нарушения обычно конкретно не задевают письма и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия потому не являются специфичными. Но все особенности распада высших психологических функций, возникающие при «лобном синдроме», ясно появляются и в акте письма.

Большая инактивность и истощаемость этих нездоровых может привести к резкому понижению тонуса в двигательном Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия анализаторе, явлениям «инициального письма» и «микрографии», при которых нездоровой, начиная писать необходимое слово, или прерывает его, или равномерно перебегает к все в большей и большей степени уменьшающимся буковкам, так что Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия конец слова становится совершенно неразборчивым.

Инактивность и слабость регулирующей роли намерения, которая свойственна для нездоровых с «лобным синдромом» (II, 5), обычно резко отражается и на их письме. Утеря намерения, часто полная невозможность выполнить задание Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и замещение подходящих действий персеверациями могут ясно проявляться в письме, делая его совсем неосуществимым.

Даже в тех случаях, когда написание отдельных слов не вызывает сколько-либо приметных затруднений, попытка перейти Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия к письменному изложению мысли проявляет эти недостатки с полной отчетливостью. Нездоровой, начавший писать письмо, ограничивается нескончаемым повторением первой фразы, в итоге чего весь текст письма воспринимал вид: «Уважаемый доктор, я желаю вам Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия сказать, что я желаю вам сказать, вам сказать...» и т. д. Это является обычным для схожих форм нарушения активной психологической деятельности.

Но эти недостатки выходят за границы нарушения письма в узеньком смысле этого слова и Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия должны быть рассмотрены в другом контексте.
^ г) Исследование чтения
Исследование чтения вместе с исследованием письма заходит в число главных разделов исследования состояния корковых функций и имеет огромное значение для топической диагностики Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия очаговых поражений.

Как уже было упомянуто выше, в отличие от письма, при котором процесс идет от мысли к звуковому анализу слова, а потом к графеме, при чтении процесс имеет оборотное направление Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия: он начинается со зрительного восприятий и анализа графемы, перебегает к перешифровке комплекса графем в надлежащие звуковые структуры и кончается усвоением значения написанного. Значимая особенность чтения, на которой мы уже останавливались, состоит Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия в том, что состав тех операций, на которые распадается процесс чтения, является глубоко разным на различных стадиях формирования этого навыка. Если на исходных шагах чтение представляет собой развернутую деятельность, включающую все упомянутые Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия выше операции, то на последующих шагах оно преобразуется в свернутый, высокоавтоматизированный процесс, практически не включающий в собственный состав звуковой анализ и синтез слов и превращающийся в конкретное узнавание значения написанных слов, а время Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия от времени и целых фраз.

Исследованию чтения предшествуют приблизительные пробы, направленные на анализ остроты зрения, полей зрения и движений глаз, о которых мы уже упоминали выше (III, 6, а). Некие подготовительные данные о Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия состоянии чтения получают при тех пробах (к примеру, складывание из разрезной азбуки либо анализа собственного письма), которые использовались для других целей, но практически опирались на процессы чтения.

Особое исследование чтения начинается с анализа восприятия Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия букв и длится в опытах, устанавливающих состояние чтения слов и, в конце концов, текста. Оно протекает, обычно, в 2-ух формах — звучного чтения, включающего артикуляцию читаемого, и «внутреннего» чтения (чтения Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия про себя), при котором эти артикуляции исключаются, и нездоровой должен конкретно схватывать значение предложенного слова, демонстрируя на подобающую картину либо отвечая на контрольный вопрос.

Как и в исследовании письма, опыты с чтением могут усложняться Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия методом сокращения времени экспозиции либо усложнения предлагаемого материала либо, напротив, облегчаться методом введения соответственных средств, позволяющих нездоровому выполнить данную задачку при помощи ряда обходных путей.

Мы разглядим этапы исследования процесса чтения в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия отдельности.

Исследование чтения начинается с опыта на узнавание отдельных букв.

Нездоровому предъявляется ряд изолированных букв, написанных как печатным, так и письменным шрифтом, и предлагается или именовать их, или (если в силу речевых Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия изъянов это оказывается сложным) указать на схожую же буковку, но написанную другим шрифтом. Время от времени для того чтоб убедиться, воспринял ли нездоровой данную буковку, ему предлагается указать какое-нибудь слово, с которым Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия эта буковка обычно связана (к примеру, при показе букв «о», «к» и «с» спрашивают, которая из их «Катя», «Оля» и «Соня»).

В целях выявления изъянов оптического узнавания букв некие из Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия их пишут стилизованно, изображают зеркально (при этом требуется выяснить верно написанную буковку) либо же перечеркивают дополнительными штрихами, осложняющими зрительное выделение буковкы из фона.

Для того чтоб убрать затруднение зрительного узнавания буковкы, нездоровому разрешают Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия обводить предъявленную буковку, рассматривать ее методом списывания либо ощупывать рельефно изображенные буковкы.

При всем этом опыте изучающий должен уделять свое внимание на то, сходу ли узнается данная буковка и какой нрав имеют Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия возникающие при всем этом затруднения. Последнее просто устанавливается методом сравнения данных, получаемых при предоставлении различно изображенных букв и в опытах, при которых поочередно врубаются оптические трудности, устанавливается необходимость произношения соответственного Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звука и τ д.

Явления литеральной оптической агнозии, связанные с поражением затылочных толикой мозга, выступают в этом опыте с достаточной отчетливостью.

Центральной частью исследования являются опыты с чтением слогов и слов. Поначалу для Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия исследования аналитико-синтетического чтения нездоровому предлагают прочитать ряд обычных и сложных слогов («по», «как», «ан», «ос» либо «тро», «кра», «стро» и т. п.). Исследователь пристально следит за тем, как протекает чтение этих слогов, обнаруживает ли Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия нездоровой сужение зрительного восприятия до одной буковкы, оказываясь неспособным сходу воспринять целый комплекс, либо же, отлично воспринимая этот зрительный комплекс, оказывается не в состоянии перешифровать его на систему звуков Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, затрудняясь в нахождении этих звуков либо в слиянии их в слоги. Особое внимание должно уделяться тем случаям, когда нездоровой, оказываясь не в состоянии прочесть глупое сочетание букв, подменяет его каким-либо осмысленным Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия словом, к примеру, читая «троп» как «топор» и т. п. Этот симптом гласит о глубочайшем нарушении аналитико-синтетич еского процесса чтения, выходящем зa пределы личных зрительно-гностических изъянов.

Последующей стадией исследования чтения являются опыты Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия с чтением целых слов. Для этой цели нездоровому предлагают прочитать обыкновенные и отлично упроченные слова («Москва», «правда», «хлеб» и т. п.) либо более сложные по собственному составу и наименее обычные слова («костер Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия», «гардероб», «перегной» и т. п.). Особенное место занимает чтение слов, которые так упрочены, что перевоплотился в конкретно известные идеограммы (к примеру, имя либо фамилия хворого, СССР, РСФСР и т. п.), также Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия слов, имеющих очень сложную структуру («кораблекрушение», «перепланировка») либо совершенно незнакомых («астроцитома», «трансплантация» и т. п).

Как было обозначено выше, этот опыт может проводиться как в критериях звучного прочитывания, так и в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия критериях чтения этих слов про себя, при этом предстоящая проверка результатов делается или методом нахождения соответственного изображения, или методом следующего вопроса о значении прочитанного слова. Сенсибилизированным вариантом этой пробы является предъявление нездоровому слов, написанных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия различными по начертанию знаками, либо слов, перечеркнутых дополнительными штрихами. В этих случаях оптические условия узнавания слова усложняются, и стертые недостатки зрительного восприятия выступают более ясно.

К числу сенсибилизированных относятся также пробы Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, при которых написанное слово предлагается на очень маленький отрезок времени (к примеру, в тахистоскопе либо методом резвого показа написанного слова, прикрываемого рукою). Эти опыты исключают движение глаз хворого и помогают выявить Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия «сужение зрительного внимания» либо явления «симультанной агнозии».

Особым вариантом этих опытов является анализ некорректно написанных слов, при котором нездоровому дают слово с пропущенными знаками либо перестановкой букв, что, но, не делает его Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия непонятным, и предлагают отыскать ошибку.

При опытах с чтением слов изучающий должен направить повышенное внимание на то, имеет ли он дело с подлинным прочитыванием слова либо с его конкретным узнаванием. В первом случае нездоровой просто Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия произносит слово, время от времени выяснит и исправляет допущенные в нем ошибки, часто прочитывает его не сходу, с известными артикуляционными трудностями. Во 2-м случае он соображает значение слова, дает соответственное описание его Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия содержания либо даже указывает изображение, которое данным словом обозначается, но не может ни произнести это слово, ни прочесть какой-либо его кусок, ни тем паче найти ошибку в его написании Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия.

Естественно, что чтение малознакомых слов оказывается в этих случаях совсем труднодоступным. Расхождение меж подлинным аналитико-синтетическим чтением и конкретным «идеографическим» узнаванием слова может иметь огромное диагностическое значение.

Суровое внимание при исследовании чтения слов Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия должно быть обращено на все симптомы, указывающие на нарушение симультанного восприятия целой зрительной структуры слова, на сужение восприятия слова до одной либо 2-ух букв. Эти недостатки, проявляющиеся в том, что нездоровой Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия оказывается не в состоянии сходу воспринять целое слово и часто бывает принужден к постепенному побуквенному складыванию даже более обычных слов, показывает на поражение теменно-затылочных отделов мозга и представляет собой один из более ценных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия исследовательских признаков.

Исследование чтения кончают опытами с чтением фраз и целого текста. Поначалу нездоровому предлагают прочитать целую фразу, состоящую из маленького числа слов. Для специального анализа того, в какой мере крепким является Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия подлинное чтение фразы и не заменяется ли оно угадыванием ее смысла, можно использовать прием, при котором нездоровому дают предложение, не соответственное ожидаемому смыслу (к примеру, «у меня очень болит голень Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия» (заместо «голова») либо «я лежу в восьмой (заместо девятой) палате» и т. д.). В случаях, когда процесс подлинного чтения оказывается недостаточно стойким и просто заменяется импульсивным, «угадывающим» чтением, четкое чтение фраз становится Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия труднодоступным.

Во 2-ой части этого исследования нездоровому предлагают прочитать отрывок, состоящий из нескольких строк верно написанного текста. При проведении этой пробы изучающий должен обращать повышенное внимание на сохранность движения глаз хворого, прослеживающих Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия строчку, также — как просто нездоровой перебегает с одной строчки на другую. В особенности важны те случаи, когда, просто читая отдельные слова, нездоровой оказывается не в состоянии читать связный текст, теряя строчку и хаотично Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия выхватывая отдельные слова. Эти нарушения, распространенные в случаях симультанной агнозии и оптической атаксии (III, 3, в), должны кропотливо региться.

Более значимым является факт игнорирования одной (в большинстве случаев левой) стороны текста. В этих случаях Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, указывающих на явления левосторонней фикси-рованой гимианопсии (III, 6, а), нездоровой начинает читать не с начала, а с середины строчки, прочитывать только ту часть текста, которая размещена в правом поле Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия зрения, и часто заявляет о «бессмысленности» данного ему текста, который он принимает только отчасти.

Кропотливому анализу подлежат также те случаи, когда нездоровой, начиная читать текст относительно верно, стремительно перебегает к «угадывающему чтению» и практически Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия заменяет процесс чтения плохо контролируемыми ассоциациями и побочными связями, которые замещают чтение. Такие факты в большинстве случаев совместно с другими признаками недостатка селективности деяния могут нередко встречаться при выраженном «лобном синдроме Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия».

Нарушение чтения букв и слов — литеральная и вербальная алексия— давно рассматривалось как зрительное расстройство и относилось к симптомам поражения затылочных толикой мозга.

Это остается верным в том смысле, что первичные нарушения Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия чтения вправду связаны с недостатками зрительного анализа и синтеза. Но сводить алексию к зрительным расстройствам и считать, что ее появление может быть только в случаях поражения затылочных толикой мозга, — значило бы не Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия учесть всей трудности этих нарушений и того богатства форм, в каких они появляются.

Оптическая алексия, возникающая при поражении затылочных отделов мозга и составляющая центральную форму расстройств чтения, выступает в 2-ух главных вариантах.

В одних случаях Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, получивших заглавие литеральных алексии, синтетическое восприятие графем и зрительное выделение их сигнальных признаков оказываются так нарушенными, что буковкы или вообщем теряют собственный смысл, или узнавание их становится резко неуравновешенным. В этих случаях Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия близкие по начертанию буковкы начинают смешиваться («м» читаемся как «н» «ли «п», «к» как «х», «в» как «з» либо «е» и т. д.). При стертых формах этого нарушения верно написанные буковкы продолжают Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия узнаваться, но довольно придать им стилизованный нрав, перечеркнуть буковку излишними штрихами либо включить ее в слог, чтоб составляющие ее элементы переставали выделяться и узнавание буковкы исчезало. Типично, что в таких Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия случаях, представляющих из себя разновидность оптической агнозии (которая тут связана с многофункциональной системой речи), обведение контуров буковкы может время от времени значительно помогать ее узнаванию. Данный факт, описанный в свое время Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия Гельбом и Гольдштейном (1920), является одним из начальных как для диагностики этих расстройств, так и для приемов восстановительного обучения.

2-ой формой зрительных расстройств чтения является обширно популярная вербальная алексия. Нездоровые с таким нарушением просто Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия выяснят отдельные звуки, но не могут схватывать целых слов и принуждены восстанавливать их методом поочередного складывания из отдельных букв. Соответствующим для этих случаев является тот факт, что такие нездоровые не выяснят Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия «в лицо» ни относительно малопривычных, ни отлично упроченных в прежнем опыте слов; даже такие близкие к идеограммам слова, как фамилия хворого, либо такие знаки, как СССР, РСФСР, не узнаются нездоровым и в наилучшем случае Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия медлительно расшифровываются по отдельным буковкам.

Как мы уже указывали выше, разбирая близкие к этому явлению формы (II, 3, в), вербальная алексия является, фактически, разновидностью симультанной агнозии, только связанной в большей степени Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия с речевой системой. В базе этого недостатка лежит типичное явление патологического «сужения» зрительного восприятия, при котором слабенькая зрительная кора резко сузивает свою «пропускную способность», оказываясь в состоянии сразу иметь дело только с одним Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия возбужденным пт.

Вербальная алексия нередко встречается вкупе со типичными явлениями нарушения взгляда, при которых нездоровой просто теряет строчку, выхватывает отдельные элементы из слова и отдельные куски из различных строк. Некие механизмы этой Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия связи симультанной агнозии и оптической атаксии были упомянуты выше (II, 3, в, г).

Особенная форма нарушения чтения встречается при так именуемой левосторонней фиксированной гемианопсии. Особенность этого нарушения, как было упомянуто, состоит в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия том, что нездоровой, страдающий выпадением левого поля зрения, не замечающий и не компенсирующий этого недостатка, может игнорировать всю левую часть предложенного ему текста и воспринимает весь читаемый им текст за глупый. В неких случаях схожее Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия же явление появляется и при чтении отдельных слов, в каких нездоровой принимает только правую сторону и только «догадывается» о значении всего слова в целом. Проверку способностей чтения при такового вида гемианопсии можно Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия провести при помощи легкого приема: в этих случаях довольно расположить слово вертикально, чтоб недостатки, возникающие при обыкновенном чтении, устранялись.

Описанный синдром встречается, обычно, при поражении те-менно-затылочных (либо височно-теменно-затылочных Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия) отделов мозга, в большинстве случаев при поражениях обоих полушарий.

От обрисованных форм оптической алексии резко отличаются те формы, при которых нарушения чтения появляются как итог расстройств речевого акта и при которых Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия алексия может рассматриваться как личный момент более широких афатических расстройств.

К таким случаям сначала относятся нарушения чтения при поражениях левой височной области, сопровождающихся явлениями сензорной афазии. Нарушения чтения протекают в этих случаях Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия очень своеобразно. Нездоровой с таковой формой алексии просто принимает целые, отлично упроченные слова и выяснит их смысл. Не говоря уже об упомянутых выше «оптических идеограммах», такие слова, как «Москва», «Правда», «Лондон», «Волга», без Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия усилий узнаются нездоровым. Феномен заключается тут в том, что узнавая «в лицо» значение этих слов, нездоровой оказывается не в состоянии ни прочитать их вслух, ни даже прочитать их отдельные куски Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия либо входящие в их состав буковкы. Те виды чтения, которые протекают по типу конкретного узнавания знакомых слов, остаются у их сохранными, но те виды, при которых нужен непростой процесс звуко-буквенного Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия анализа, оказываются глубоко нарушенными. Потому нездоровой, отлично узнающий только-только упомянутые отлично упроченные слова, оказывается не в состоянии ни выяснить, ни прочитать наименее упроченные слова, остающиеся для него серией символов, не имеющей собственной Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звуковой опоры. На рис. 132 мы приводим несколько примеров такового нарушения чтения у нездоровых с огнестрельными ранениями левой височной области.



^ Рис 132 Нарушения чтения при сензорной афазии. Б-ной Л. (ранение левой височной Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия области)

При стертых формах височной афазии узнавание отдельных слов может сохраняться, но процесс периодического чтения целых фраз, а тем паче процесс анализа звуко-буквенного состава слова проявляет значимые нарушения. Совсем естественно, что Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и тут звучное чтение может быть наименее сохранным, чем обычное узнавание слов «в лицо».

Близкий к этому, хотя и значительно хороший в деталях, нрав носят нарушения чтения при нарушении кинестетической базы речевого Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия акта, приводящие к «афферентной» (кинестетической) моторной афазии.

Как и в только-только упомянутых случаях сензорной афазии, конкретное узнавание отлично упроченных слов может не мучиться в этих случаях; но подлинный аналитико-синтетический процесс чтения Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия оказывается глубоко нарушенным. Это нарушение нередко воспринимает другие формы, и нездоровой, пытающийся отыскать подходящую артикуляцию и оказывающийся не в состоянии дать ее с подходящей четкостью, часто только осложняет процесс узнавания слова; как мы Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия уже указывали выше, артикулируя нёбно-язычное «л» как «д» либо губное «б» как «м», он может прочитать «Нина» как «Дина», «губа» как «гума», «бабушка» как «мамушка» и т. д. Подобные Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и еще больше выраженные недостатки выступают у этих нездоровых при попытке чтения изолированных букв. На рис. 133 приведен пример таких нарушений чтения.



^ Рис. 133. Нарушения чтения при афферентной моторной афазии. Б-ной Г. (ранение левой постцентральной Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия области)

Хорошие от только-только обрисованных форм нарушения чтения можно следить в случаях «эфферентной» (кинетической) моторной афазии. Основное отличие этих форм от тех, которые мы только-только разбирали, заключается в Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия том, что отдельные буковкы узнаются (а время от времени и произносятся) без всякого труда, но самое обычное слияние звуко-букв в слоги оказывается глубоко нарушенным. Нездоровой не может поменять начальное звучание данной Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия фонемы зависимо от ее места в слоге и обычно оказывается не в состоянии выполнить слияние звуков в слог, продолжая прочитывать этот слог по отдельным буковкам. Но таковой недостаток не обусловливается оптическим сужением «поля чтения», как Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия это имеет место при симультанной агнозии либо вербальной алексии. Механизм этого недостатка связан с нарушениями кинетического синтеза, соответствующими в той либо другой степени для всех поражений премоторных отделов коры (II, 4, д Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия), но выступающими тут в многофункциональной системе речи. Конкретно в связи с такими недостатками чтение целых слов оказывается в особенности нарушенным. Нездоровой, воспринимающий все слово по буковкам, но оказывающийся не в состоянии произвести нужные Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия кинетические синтезы, очень нередко прекращает эту непосильную для него работу и подменяет подлинное чтение угадыванием значения слов по отдельным кускам. На рис. 134 мы даем примеры таких нарушений чтения.



Рис 134. Нарушения чтения Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия при эфферентной моторной афазии. Б-ной X. (ранение нижних отделов левой премоторной области)

В только-только обрисованных случаях переход к «угадывающему» чтению может быть результатом затруднений, связанных с техникой слияния Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия звуко-букв в слоги. При поражении лобных толикой мозга таковой переход к «угадывающему» чтению может быть результатом того основного недостатка, который охарактеризовывает нездоровых этой группы, — нарушения избирательного нрава всех регулируемых речью процессов Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия и распада сличения результата деяния с начальным намерением, что является принципиальным условием воплощения целенаправленного акта. Конкретно в связи с этим недостатком чтение текста может преобразовываться у хворого с лобным синдромом в неконтролируемую сеть догадок Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, побочных связей и персевераций, о которых мы уже упоминали выше. Но этот недостаток выходит за границы нарушения чтения в узеньком смысле этого слова и должен рассматриваться как личное проявление более Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия широких расстройств.

Описывая отдельные формы нарушения, письма и чтения, сопровождающие разные речевые расстройства, и подчеркивая те признаки, которые являются ведущими в каждом случае, мы сознательно шли на некий — дидактически оправданный — схематизм изложения.

Следует, но, держать Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия в голове, что все эти виды нарушений письма и чтения протекают как проявление нарушения многофункциональной системы речевого акта в целом д что фактически при нарушениях письма и чтения, провождающих различные формы афазий Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия, эти первичные симптомы в большинстве случаев встречаются не в чистом, а в всеохватывающем виде. Потому исследователь, анализирующий нарушения речи, письма и чтения, всегда должен быть готов к тому, что главные Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия симптомы, описанные нами выше, будут встречаться в различных сочетаниях. От опыта и умения исследователя, опирающегося на анализ синдрома в целом, зависит выделение ведущих признаков и их правильное топическое толкование.

Сразу следует держать Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия в голове, что нрав наблюдаемых симптомов в значимой степени зависит как от уровня преморбидного развития навыка (речи, письма и чтения), так и от того, что у нездоровых, владеющих разной степенью автоматизированности Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия этих процессов, письмо и чтение строятся по-разному и владеют различным психофизиологическим составом, что безизбежно сказывается на возникающей симптоматике.

В конце концов, следует держать в голове, что эти процессы могут резко изменяться Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия зависимо от истощения, наступающего по ходу опыта, и протекать различно при изменении общего тонуса корковой деятельности. Потому, сохраняя системный подход к анализу симптомов, нужно принимать во внимание нейродинамические условия изучаемых процессов, которые накладывают собственный отпечаток Глава 10. Исследование письма и чтения - Александр Романович Лурия на клиническую симптоматику.


glava-10-proektnie-predlozheniya-po-ohrane-okruzhayushej-sredi-sobranie-deputatov-municipalnogo-obrazovaniya-tovarkovskoe.html
glava-10-profilaktika-detskogo-vorovstva-e-s-ivanov-doktor-medicinskih-nauk-professor-sankt-peterburgskij.html
glava-10-prostie-i-zakaznie-pisma-banderoli-prinyati-sovetom-glav-administracij-svyazi-regionalnogo-sodruzhestva.html